Как довести киберспортсмена до цели и не дать ему выгореть? Как помочь наладить коммуникацию между игроками? Как замотивировать геймера? Эти и другие вопросы помогают решить тренеры-психологи. Мы пообщались с Александрой Mirmedix Шумской, которая как раз такую должность и занимает в Pavaga Gaming. Александра рассказала, как в белорусской организации построена работа с тренером-психологом и в чем особенность этих специалистов.

— Для начала, что такое киберспортивная психология?

Это базовая психология. Но в этом направлении киберспорт рассматривается как виртуальное пространство, где происходит много событий, которые требуют огромной эмоциональной отдачи за короткий промежуток времени.

— Как отношение к киберспортивной психологии изменилось за последние несколько лет?

По информации от коллег знаю, что у многих команд есть психологи. Но большая часть организаций работает с такими специалистами, не афишируя сотрудничество. Сейчас иметь своего клубного психолога становится обычным делом.

Изменилось отношение и у самих киберспортсменов. Примерно 80% игроков из последнего набора в Pavaga Academy во время собеседования отметили, что спортивная психология их очень интересует и это та сфера, которую они хотели бы пофиксить. Хотя раньше все достаточно остро реагировали на советы и рекомендации психологов.

— Ты считаешься тренером-психологом. В чем разница?

Тренер-психолог — это ментор. Моя задача довести человека до его цели. При этом стараюсь заполнить пробелы в знаниях игрока, основываясь на психологии, мотивации и биохакинге.

Спортивный психолог имеет аналогичную задачу, но при этом ему нужно довести человека до про-сцены. В своей работе они используют знания, как работает мозг. Здесь нужно иметь более нейтральный подход.

В то время как тренер-психолог проецирует на игрока свою мотивационную позицию с целью зарядить его на движение вперед.

Приведу пример. Один из наших “академиков” ходил и к классическому психологу, и ко мне. В итоге он сказал, что тренировки со мной помогли ему больше. Потому что внутренне ему не хватало условных мотивационных “пинков”, которые он не мог получить из-за нейтральности психолога. Но отмечу, что игроки, которые в принципе посещали специалистов, рассказывали о заметном психологическом росте. Так что результат бесспорен.

Какие у тебя функции?

Провожу собеседование. У  нас в принципе расписано, как все должно работать. Но когда люди поступали к нам, они забрасывали обучение после первых занятий. Поэтому интервью при отборах помогает определить мотивацию человека и понять, насколько его анкета соответствует реальности. На бумаге они очень красиво все расписывают, но при общении многое вскрывается. Кроме того, отсеиваем людей с завышенным ЧСВ и агрессией.

Также в Академии у меня есть собственный образовательный курс “Психология и коммуникация”. Он состоит из шести тематических блоков: базовая и профессиональная коммуникация, мотивация, тильт и ЧСВ, личный имидж и психология режима. Встречаемся с нашими студентами один раз в неделю на двухчасовом занятии в дискорде.

В начале каждой тренировки объясняю, зачем им нужна определенная тема, затем рассказываю теорию и совмещаю это с каким-то обсуждением. По каждому блоку есть домашнее задание. Проверяю его выполнение и заодно смотрю, все ли поняли тему, достаточно ли уделили внимания и времени ответам или сделали “на пофиг”. А затем уже выставляю за работу балл.

Часто парни пишут вне занятий. Например, в личку может прилететь сообщение: “Я тильтую. Что делать?” Соответственно, даю человеку какие-то советы и рекомендации.

Также три раза в неделю проходят индивидуальные тренировки. На таких консультациях разбираю вопросы курса более подробно. Бывает, что ребята приходят, чтобы их выслушали. Кроме того благодаря такой работе улучшаю свой курс.

Был случай, что парень записался на индивидуалку по вопросу мотивации. После этого прошло три общих лекции. И вот он приходит на консультацию и говорит, что ему на этих занятиях все стало понятно. Так что выходит, мой курс помогает.

— Какие используешь методики?

В первую очередь обращаю внимание на лексику человека. Когда парень говорит, мол, я потратил на игру много времени, возникает вопрос: а точно ли тебе это нужно? Потому что иначе ты не тратишь, а вкладываешь.

Мой основной принцип в том, чтобы поменять негативное восприятие игры на позитивное. В работе убираю “не”. Всегда говорю “так будет эффективнее” вместо “будет не эффективно”. Такой метод замены установок применяется и в психологии.

Вообще все зависит от ситуации. Где-то рекомендую делать глубокий вдох-выдох, где-то советую выписывать свои ощущения. Но это все отталкивается от индивидуальности игрока. В последнее время добавляю больше игровых методик.

Проблема  в том, что ребята не умеют разговаривать друг с другом. Вот на первом занятии говорю: теория завершена, теперь будем знакомиться. И каждый рассказывал о себе какую-то информацию. Многие потом писали, что это очень сильно выбросило их из зоны комфорта.

Примерно так геймеров и выбрасывает из зоны комфорта

Насколько неумение общаться большая проблема?

— Большинству супертяжело общаться. С теми же “академиками” довольно много переписываешься или говоришь в дискорде, но вживую из ребят сложно вытянуть слово. Как будто у них пропадают мысли. Наши студенты отмечали, что они не могут ни в реальной жизни подойти и познакомиться, ни в дискорде начать диалог. От этого парни становятся зажатыми, где-то даже более злыми.

Вот пример пассивной агрессии. С тренером в дискорде они говорят нормально, но в Вконтакте по сообщениям ощущается токсичность. Во время игры может сломаться коммуникация. Для одних излишне ругаться — это норма, а другим достаточно тяжело слушать повышенные тона. Такие игроки думают только о том, когда же все закончится, третьи вообще начинают обижаться.

И если у нас с этим проще, потому что Pavaga Academy своего рода школа, то в профессиональных командах вряд ли кому-то будут интересны обидки и агрессия. Бывает, заходишь к человеку в дискорд, а там только слышно клацанье мышки и больше ничего. Таким людям начинаешь говорить, что нужно коммуницировать. Они все почему-то не взаимодействуют по игре, и в итоге это приводит к поражениям. Но тут важно помнить, что коммуникация строится на нейтральности.

Для кого-то фраза “эй, братан” может стать триггером, хотя произнесший ее был абсолютно дружелюбен.

Так что информация должна поступать максимально четко и с определенной целью. То есть, кто куда идет и к чему это приведет.

Также нужно не отвлекаться. А периодически происходит такая ситуация: один расскажет какую-то историю и его тиммейты начинают делиться эмоциями. Игра сразу теряется. Фактически коммуникация эффективна, когда один человек злиться, а второй его успокаивает и говорит, что нужно делать.

В Pavaga Academy студенты ведут дневники. Ты в них заглядываешь?

— Формат самоанализа игр и записи добавили в обучение совместными усилиями. Но тот вид, который дневник имеет сейчас — это моя инициатива. Забавно, что до их появления к нам поступало по 200-300 заявок, затем количество уменьшилось до примерно 50. Периодически смотрю дневники и обращаю внимание, что игроки вписывают туда касательно своего состояния в конкретный момент. Это дает много информации: видно, как человеку тяжело анализировать свои ощущения или что его захлестнул дикий тильт. Потом на тех же индивидуальных занятиях проще прорабатывать проблемы и вопросы.

Саша и ее подопечные

— Необходимость в консультациях возникает только в критические моменты?

Не всегда. Ко мне долгое время ходил парень, чтобы пообщаться, потому что у него были проблемы с коммуникацией. В экстренных ситуациях они не ждут занятий, а сразу пишут в личку. Например, пишут такое: как перестать тильтовать прямо сейчас, как мотивироваться, как доносить информацию эффективнее, как развить уверенность.

— С какими проблемами сталкиваются киберспортсмены?

Игроки часто перегорают и думают, что такое состояние — это норма. Есть те, кто совсем не отдыхает. Его спрашиваешь, когда последний раз не играл в Доту. Он отвечает, что год назад.

Раньше думали, что если много играешь, то тебе ничего больше не надо. Все само придет. Возможно, когда-то это работало, но сейчас такого нет.

Сегодня появилась обратная проблема: парни ставят себя на таймер. То есть, если за месяц не сделаю определенный рейтинг, то смысла играть дальше не будет.

Но все они убеждены в правильности своих действий, хотя это не всегда так. К сожалению, в последнее время появилась негативная тенденция: молодые игроки боятся, будто бы они опоздали закрепиться на про-сцене. Если у вас есть похожие мысли, задайтесь вопросом: “А в какой сфере результат приходит быстро?”

Можешь составить портреты ваших студентов-дотеров и CS-еров?

Средний возраст дотера —  19 лет. Они более ЧСВшны и самоуверенны, но сдерживают себя в этом. CS-ерам — около 16-17.  У них значительно меньше уверенности. Посади их рядом и разница будет заметна. И у тех, и у тех есть юмор, и это — своего рода защита от хейта. У всех есть четкая иерархия, когда со всеми вопросами обращаешься к тренеру. Еще одна мама академика сказала, что он стал более интеллигентным. В Pavaga Academy они учатся понимать, что какие-то слова могут быть неприятны другим людям, и становятся более приятными в общении.

Твоя работа помогает игрокам?

Когда наши выпускники играют в команде с теми, кто никогда не был студентом Pavaga Academy, разница заметна. Сказывается и обучение, и правила, которые у нас есть. Например, два самых главных пункта: не оспаривать колы капитана и выяснять отношения, если вдруг кто-то ошибся, только после игры. Это очень дисциплинирует.

ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО

Предыдущая статьяCyberpunk 2077 в конце марта получит крупное обновление с фиксом багов. Что в него войдет?
Следующая статьяNemiga вышла в финал верхней сетки закрытых отборочных во второй дивизион DPC-лиги для СНГ
0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии