Достаточно сказать всего одну фразу — «20 пабов в день» — и вам на ум приходит всего один игрок в Dota 2. Да, это Игорь «iLTW» Филатов. Керри Nigma известен своей фирменной улыбкой, невероятной любовью к «Доте» и трудолюбием. За это его прозвали дельфином с двумя полушариями мозга, который никогда не спит, но на самом деле Игорь — обычный человек.

Во время интервью он рассуждает о жизни, «Доте», своих проблемах, но в то же время много шутит, ест арбуз, показывает игрушечного кота в вебку и даже лежит на массажном коврике с иголками, периодически восклицая: «*** [Блин]! Ой, как больно, но так хорошо!» Это неформальное и искреннее интервью с игроком и об игроке, который, как мне кажется, открылся с новой стороны. Таким iLTW мне очень понравился. Надеюсь, понравится и вам.

За три часа разговора Полина Машина и Игорь Филатов успели обсудить:

  • Детство iLTW и его жизнь до «Доты» [она всё-таки была!]
  • Почему Игорь ходил на шахматы в лыжную секцию
  • Ту самую победу на WESG, которой iLTW не сильно был рад
  • Как iLTW отдыхает
  • Что такое «Дота» в потоке или почему нужно постоянно жать кнопку «Find Match»
  • Время в Virtus.pro и огромные переживания из-за плохой игры
  • Артстайла, Соло и других людей, которые на него повлияли
  • Давление в командах
  • Крутость OG, и почему её атмосферу нельзя воссоздать в СНГ
  • Как нужно играть против OG
  • Почему в Nigma его взяли без теста
  • В чём магия Nigma и OG
  • Почему не получилось дожать на AniMajor [спойлер: iLTW впервые в жизни выдохся]
  • Синдром самозванца или почему iLTW часто винит себя
  • За кем будущее СНГ-сцены
  • По какой причине iLTW начал стримить
  • Для чего оценивал стримерш
  • Чем завершился флирт с frukt0zka
  • Почему iLTW хотел уйти в стриминг

— Кем ты мечтал стать в детстве?

— Я начал играть в «Доту» с 6-7 лет. Кем я мог мечтать стать в детстве? Изначально вообще мой старший брат играл, а я пакостил, выключал компьютер иногда ему. Увидел, что он играет в Warcraft, и вот началось.

— Но ведь существовал какой-то iLTW до «Доты»?

— ILTW до «Доты» не существовало, я всегда был дотером. У меня никогда не было мыслей быть кем-то ещё. Я из дома-то выходил несколько раз в своей жизни.

— Я слышала, что у тебя есть разряд по шахматам, это правда? Значит, всё-таки была не только «Дота».

— Да. Меня интересовали шахматы довольно долгое время в детском возрасте. Класса с пятого я ходил в секцию и играл с тренером. Он играл в шахматы только со мной.

— Потому что ты был сильным шахматистом?

— Просто никто кроме меня не ходил в секцию и не играл в шахматы. [смеёмся]

— А почему ты тогда решил заняться шахматами?

— Это случайно получилось. Вообще там была лыжная секция, где просто стоял шахматный стол. Я просто приходил и играл в шахматы, а не катался на лыжах.

— Преподаватель из лыжной секции был ещё и шахматистом?

— Нет. Он просто умел и любил играть в шахматы периодически, поэтому мы играли с ним. Потом уже были какие-то городские соревнования. Я на них пошёл и занял то ли первое, то ли второе место. Там вроде только школьники были, а может и взрослые — уже не помню. Занимался так года 3-4, а потом в моей жизни появилась «Дота», которую я ненавижу и люблю одновременно.

— Почему ненавидишь?

— Она сжигает всю твою жизнь, твои нервы. Из-за неё я не такой эмоциональный, как казалось бы. Сейчас я не испытываю те эмоции, которые испытывал раньше… Такое ощущение, будто я разговариваю с психологом.

— А ты ходишь?

— Нет, а зачем? Это круто?

— Ну, наверное, круто, что в твоей жизни есть человек, который тебя никогда не осудит, и с которым можно поговорить по душам, особенно учитывая специфику твоей работы. Справиться с напряжением, выгоранием…

— Я думаю, что тебе никто не поможет в жизни, пока ты сам себе не поможешь.

— Тоже верно. Давай вернёмся к шахматам. Когда ты в последний раз играл?

— Я уже довольно давно не занимаюсь ими. Мой брат очень хорошо играет в шахматы, я играл против него в последний раз, но это было очень давно. Я никогда не мог его обыграть — он слишком хорош.

— А было такое типичное желание младшего ребёнка — обойти и быть лучше старшего?

— Ну слушай, наверное, было. Я сейчас вот вспомнил, что когда начинал играть в Warcraft на развитие, там был такой режим FFA [каждый сам за себя, победитель только один]. Меня брат всегда побеждал, а я ещё был маленький и очень хотел его обыграть. И по итогу в один день выиграл у него. Я не помню, было ли у меня какое-то особенное чувство в этот момент, но брат точно был зол на меня.

— А в «Доту» вы перешли уже вместе?

— Да, но мой брат такой.. Средненький дотер, скажем так, рачок. Но он всегда поддерживал меня.

— Верил, что у тебя всё получится?

— Да. Ну вообще многие люди, которые меня знают, слышали, что когда в Warcraft вышел первый бот AI, я его обыграл. Так что все были в шоке и, наверное, понимали, что у меня что-то получится.

— Это тебе сколько лет тогда было?

— Где-то восемь или девять.

— Ого! А помимо шахмат и «Варкрафта» ты ещё чем-то интересовался?

— Не особо, если честно. Я просто хорошо умел шутить раньше. В школе веселил всех, был клоуном. Отучился так девять классов и ушел играть в «Доту».

— А где прошло твоё детство?

— Родился я в городе Тейково. Это маленький город в России с населением в 30 тысяч человек. Я прожил там огромное количество времени — это мой лагерь, мой дом. Сейчас я живу во Владимире, купил тут квартиру маме.

— Это ведь после того WESG? Какая у нее была реакция на такой подарок?

— Реакцию уже не помню. После WESG я просто пришёл и сказал, что можно выбрать квартиру. Мы вместе выбрали, и всё.

Если честно, то, что меня Solo тогда взял на WESG, мне просто реально повезло. Ещё раз спасибо ему большое. Тогда я точно играл очень плохо. Как мы победили? У нас игроки были слишком сильные — RAMZES, Solo, 9pasha, RodjER — а я был просто декорацией и бегал на Death Prophet.

— Ты ведь и до этого на мидлейне играл?

— Да, я сначала играл на миде, потом на офлейне, затем опять возвращался на мид. А потом уже пересел на керри. Как раз где-то после WESG я начал задумываться о том, чтобы попробовать себя на керри, потому что у меня не особо шло на миде. Там нужно очень сильно понимать линию, быть жестким лейнером. Мне было тяжело играть против сильных мидеров. Не знаю, как было бы сейчас. Может, мне было бы проще на миде, но играть на керри реально легче в плане лейнинга.

— А сейчас ты с мамой живёшь?

— Да, у неё. У меня было желание пожить отдельно, но готовить, заниматься всеми этими домашними делами… Не знаю пока.

— Я почему-то думала, что какое-то время ты жил в Украине, потому что детские фото из компьютерных клубов оттуда. Как ты там оказался?

— Мы иногда ездили к родственникам в Украину. Не помню, как и почему я отправился в клуб. Наверное, потому что там было довольно дёшево — час стоил где-то 2-3 гривны. Поэтому я пошёл поиграть, найти дотеров, хороших игроков, чему-то научиться у кого-нибудь. Я тогда еще играл в основном на Пудже, потому что фанател от Dendi.

— И какие у тебя были впечатления от клуба, людей?

— Я особо ничему не удивлялся. В моём городке был тоже один компьютерный клуб прикольный. Меня один раз туда брат брал, когда мне было лет девять.

— Мама вас спокойно отпускала?

— Да, она всегда нам доверяла. У меня очень добрая мама.

— А в каком возрасте появилась цель стать про-игроком?

— Я просто играл и старался, мне всегда нравилась игра. Так получилось, что она стала популярной. Если б не стала, я бы не знаю, что делал. Наверное, собирал бы мусорные пакеты.

— Ну а если серьезно, кем бы работал?

— У меня никогда не было мыслей на этот счёт. Запасного варианта тоже не было, я всегда жил этим с детства и до этой самой секунды, в которую мы с тобой говорим.

Всё это время iLTW даёт интервью лёжа на коврике с иголками, и, судя по звукам, делает какие-то упражнения, параллельно беседуя со мной. И тут неожиданно…

У меня такой вопрос: ты можешь лечь на пол и поднять ноги?

— Не могу.

— Серьёзно? Тяжело тебе, да?

— Нет, просто на меня сагрится собака, и у меня не получится этого сделать.

— Понял. Ладно, тогда я тоже встаю.

— А ты так пресс качаешь?

— Ну да, гимнастика такая.

— А в зал ходишь?

— На постоянной основе нет, но был там не так давно. В один момент я просто осознал, что это нужно. Надо возобновлять занятия, в общем.

— Питаешься тоже правильно?

— Я где-то неделю не ел ничего жареного, только сегодня вот съел KFC. В основном ем фрукты, овощи, еду без соли. Решил сделать небольшой апдейтик организму.

— На стене группы ты как-то писал, что 16 июня 2017 года — единственный день, когда ты не играл в «Доту». Еще один выходной был у тебя в 2016-м. А сейчас ты помнишь, когда в последний раз отдыхал от игры?

— Да недавно, на самом деле. Просто смотрел сериальчики, расслаблялся. Ну вообще я обычно сижу и в любом случае смотрю в монитор, так что в целом это даже не отдых. Если я б жил в Москве, то выходил бы куда-нибудь, а во Владимире гулять…

— Ну при желании же можно пригнать на электричке, тут ведь не очень далеко.

— Слушай, я уже так устал гонять на электричках в Москву… Ну я обычно на машине добираюсь, правда, но меня немного раздражает ездить куда-то. Я нечасто бываю в Москве, но в последний раз вот гулял с Мишей [Misha], иногда приезжаю расслабиться. Но это очень редко бывает.

— А тебе вообще нужен этот отдых?

— Иногда появляется желание. Хотел вот слетать с друзьями отдохнуть куда-то, но они все заняты.

— Ну получается, ты даже не такой уж ноулайфер, которым тебя многие считают.

— На самом деле люди правильно считают. Я довольно редко выхожу из дома. Знаешь, у меня такое чувство, что ты берёшь интервью у человека-затворника, который сидит в психбольнице и смотрит в монитор круглыми сутками [смеётся].

— Но так ведь можно про каждого человека сказать, который работает за ПК или на удалёнке. Но надо уметь отдыхать, иначе в один момент ты просто не сможешь встать с кровати.

— Да, у меня тоже такое бывает.

— Выгорание?

— Да, но я быстро отхожу.

— Кто-то из твоих тиммейтов говорил, что тебе очень нравится нажимать кнопку «Find Match». Но за что ты на самом деле любишь Доту: сам процесс, победы, или что-то ещё?

— Нужно понимать, что «Доту» ты любишь, только когда находишься в потоке. Это когда ты играешь постоянно, просто нон-стоп, и в один момент, где-то на 15 игре, ты начинаешь получать удовольствие и скорость, входишь в поток.

Но если ты сыграешь одну игру, почиллишь и посмотришь видосик какой-то, потом сыграешь ещё, а потом просидишь три часа, потому что тебе в падлу играть, то это ни к чему хорошему не приведёт. Это не приведёт тебя к победам в ранкеде, ни к какому потоку. У тебя просто не будет энергии. Поэтому нужно нажимать «Find Match» постоянно и делать это очень быстро. Лично у меня так.

— Было такое, что в командах тебе запрещали много играть?

— Вроде нет. Хотя… Были команды, но они были средние, где мне просто говорили: «Не играй много, зачем тебе это», — и так далее. В тир-1 командах тебя никогда ничего не будут заставлять делать или не делать. Ты просто приходишь и делаешь то, что хочешь. И в жизни, и в игре. На тебя там никто не давит, и ты ни на кого не давишь, если ты нормальный человек. Если *** [дурак], то давишь.

— А на тебя давили из разряда: «Вот мы идём тусить, а ты почему не с нами?»

— Нет, на меня не давили. Даже когда я играл в Virtus.pro, такого не было. В VP Лёха [Solo] говорил всем: «Парни, живите по кайфу. Делайте, что хотите, вы и так хорошие игроки». Я считаю, это хороший майндсет, если у тебя реально крутые игроки. Если плохие, то можно придумывать что угодно и создавать себе иллюзию.

— В VP были хорошие игроки?

— Да, хорошие, но не с широким пониманием игры.

— А как ты сейчас оцениваешь свой период в Virtus.pro?

— Если так вдуматься, то у нас, если честно, даже получалось играть. Уж точно получше, чем со всеми последующими составами Solo и No[o]ne. Мы выиграли Parimatch, занимали не самые плохие места на других турнирах. А потом мы проиграли Team Liquid на OMEGA League, и я оказался в нереальном тильте. Это был второй или третий раз в моей жизни, когда я напился.

— Ты так сильно переживал?

— Да. Я в целом переживаю за тиммейтов частенько. Ну и за себя тоже.

— И что ты тогда чувствовал?

— Мне было плохо, конечно. Ты понимаешь, что тебя не будет в команде, потому что вы проигрываете. И в то же время осознаёшь, что нужно что-то с этим делать. Тяжёлая ситуация была, скажем так, я винил себя.

— Но ведь и Гламазда потом говорил, что проблема не могла быть только в одном человеке.

— Ну да. Время показало, что проблема была не только во мне, а ещё в некоторых игроках. И дело даже не в игре, а в людях.

— Как-то на стриме ты сказал, что играл только в одном тир-1 коллективе — OG. Почему ты не рейтил команды, в которых играл в СНГ?

— Тяжело что-то сказать об OG, потому что это просто сверхлюди. Они приходят выигрывать в «Доту», а не доказать тебе, что они в чём-то правы. Многие ведь работают, чтобы просто доказать, что они лучше тебя, а не чтобы делать работу хорошо. Так вот в OG люди приходят выиграть несколько миллионов долларов вместе, а не уничтожать друг друга ментально, как это бывает в СНГ и во многих командах в мире.

То, что создали Ceb с N0tail в OG, невозможно воссоздать. В СНГ точно. Такому невозможно научить, потому что в СНГ у людей чёткое распределение ролей в игре, и это ты никак не исправишь. В OG может всё сильно меняться по ходу матча, там каждый игрок очень гибкий в плане понимания игры. Они осознают, что выиграть матч может любая позиция, даже «пятёрка». А в СНГ ты будешь просто каждый раз видеть одну и ту же линию розыгрыша. Люди не понимают, что можно абсолютно по-другому играть в «Доту». Не так, как они играют.

— А ты пробовал привнести то, что впитал в OG, в другие свои команды?

— Да, пробовал в VP. Я пытался донести, что нужно играть по всей карте, и что можно, условно, забегать в «тройку», даже когда это неочевидно, и забирать её. То, о чём я говорю, поймут только про-игроки. Если коротко, то больше рисковать и забирать вражескую «тройку» рано в минус себе, но в то же время в огромный минус врагу в ментальном плане. Это тяжело объяснить, но часто после такого люди перестают играть как команда и начинают сыпаться.

— По сути, тот состав VP был последним с участниками времён «золотой эры». На тот момент уже было понятно, что ростер долго не протянет, или у всех была мотивация играть друг с другом?

— Думаю, что каждый из этих людей хотел играть. Но проблема в том, что некоторые думают, что они охренеть какие *** [офигенные], крутые игроки, но они забывают, что это всё же игра 5×5. Тут кто-то в любом случае должен умирать и чем-то жертвовать. Да, ты можешь играть в чистую «Доту», но сейчас игра стала гораздо сложнее, и люди многому научились. Теперь ситуацию нужно видеть наперёд.

— Незадолго до дизбанда VP объявила о возвращении Артстайла. Ты успел с ним поработать?

— Да, и могу сказать, что ArtStyle офигенный чел. У нас просто была одна проблема — мы не могли собраться на буткемпе, потому что Бакыта [Zayac] не выпускали из Кыргызстана, а Ивана не выпускали из Украины. Этот буткемп 100% мог что-то изменить, но мы так и не собрались из-за обстоятельств.

— Артстайла принято считать ментальным коучем. А Sockshka и rmN- какие, чему тебя научили?

— Рома больше тренер по игре. Он показывает часто какие-то очень крутые механики и фишечки. А работу с Соксом я не особо помню. Из OG меня очень многому научили Ceb и N0tail. В Nigma — KuroKy. Лёха Solo тоже научил многому.

— Как ты оцениваешь путь Solo после VP?

— Лёха упёртый, в этом огромная проблема. Игрок-то он хороший. Думаю, без него No[o]ne всё равно не сможет играть. Он ему очень помогал в ментальном плане играть хорошо, поэтому думаю, когда-нибудь они соберутся снова вместе.

— В этом году OG, кстати, тоже воссоединилась. Почему у неё ничего не получилось?

— Во-первых, не было JerAx. Во-вторых, ana два года абсолютно не играл в «Доту». Он вообще не хотел возвращаться, но его зафорсили. Произошло, что произошло. Я считаю, что OG — команда, которая играет на бешеной энергии. У них очень сильное уважение друг к другу, правильные отношения и большая синергия. Мне кажется, они могут забрать TI. Это единственная команда в мире, которая играет со старта по всей карте.

— А тебе было приятно обыграть OG с ana во время лиги DPC? Ты вроде был его поклонником.

— Да, я и сейчас его фанат. Он был не в форме, не чувствовал игру. Поэтому я не получил удовольствие от того, что обыграл его.

— Тем не менее, что на ESL, что на квалификации к Инту OG стала для вас камнем преткновения. Почему многим командам неудобно против нее играть?

— Потому что они играют по всей карте. Тяжело выступать против команд, которые хотят тебя убить, а не фармят крипов. Против такой команды нужно в играть намного лучше, быстро реагировать и очень хорошо нажимать кнопки.

— Ты как-то говорил, что «Доте» можно обучиться только у хороших игроков по типу ребят из OG. Всё еще так думаешь?

— Ты можешь научиться сам играть, нужен просто высокий интеллект, но чтобы понимать «Доту» глобально, нужно учиться у хороших игроков. Ещё бывают просто талантливые игроки, например, RAMZES. Это тир-1 керри, которого все рейтят. Думаю, он вернётся и будет побеждать.

— После ухода из Live to Win ты сказал, что не хочешь играть на про-сцене. У тебя тогда наступил кризис?

— Во-первых, в той команде были проблемы, которые я бы не смог никак решить. Если в игре будет происходить какая-то жесть, то я не смогу на это повлиять. Это мой минус.

У меня не было желания играть по совокупности факторов. В команде были проблемы, плюс я плохо играл и подустал, поэтому ушёл. Я просто начал стримить, ужасно играл, не особо задумывался и не играл на победу. На тот момент у меня был сотый ранг, и я уже понимал, что меня с очень маленькой вероятностью куда-то пригласят.

После LtW меня не позвали ни в одну команду. И тут мне совершенно случайно написали из Nigma, и у меня появилась мотивация играть в «Доту». Я не знаю почему, но в хорошие команды игроков берут без теста, и меня сразу же взяли. То есть, я зашёл уже как бы на КВ. В VP меня тоже так взяли.

— А у тебя были мысли, что ты можешь не оправдать ожидания такой команды?

— Нет, особых переживаний по этому поводу не было. Я как-то очень замотивировался и понял, что спокойно верну форму.

— Nigma — это команда друзей, как OG, или коллектив немного другого плана?

— Сложно сказать, какая именно Nigma. Она просто крутая. Наверное, это единственная команда в мире, в которой все играют на раскладке Legacy из Warcraft, так что это точно моя команда, я вам гарантирую.

— KuroKy — невероятно опытный игрок, какой он капитан и человек?

— Он лидер как в жизни, так и в игре. При этом он очень спокойный человек. Когда играешь с ним в команде, чувствуешь себя очень хорошо, потому что ты уверен в том, что делаешь. Он не похож ни на одного капитана, с которым я когда-либо играл.

— После прихода многие отмечали, что ты вдохнул в Нигму новую жизнь. Можешь рассказать, что привнес в команду ты, а чему научился у тиммейтов?

— Я просто принёс новых героев, плюс в некоторых моментах чуть агрессивнее играю, чем другие. А научился… Тому, что нужно быть спокойнее. Меня учат эмоциональному спокойствию, мне этого не хватало. Но спокойствие тоже не всегда помогает, потому что одновременно нужно ещё и хорошо играть, делать каждый клик эффективным. Не всегда получается быть спокойным и хорошо играть в «Доту».

— За это время вы собирались вместе на буткемпе?

— Да, у нас был буткемп в Украине до мейджора примерно 2-2,5 недели. Там в первый раз встретился со всей командой. Меня встретили хорошо, но без объятий, просто как профессионального игрока.

— А с кем ты больше всего общаешься из Nigma?

— С Иваном [MinD_ContRoL] мы очень хорошо общаемся. С Маруном [GH] постоянно смеёмся. Он на русском что-то говорит постоянно. Я обучил его немного, а он меня научил некоторым арабским словам.

— На стриме ты говорил: «В таких командах, как OG и Nigma, есть всё. Даже магия». Что это значит?

— Магия — это энергия. Допустим, в Espada была магия. Те, кто был в Espada, поймут, о чём я говорю. Это когда игроки могут по отдельности играть недостаточно хорошо, а потом собираются вместе, и по личному скиллу и как команда начинают играть очень хорошо. Это есть и в Nigma, и в OG.

Условно, в OG у Себа и Топсона очень большая синергия в игре. В Nigma у Маруна c Амером огромная синергия, Иван тоже крутой человек. Все люди какие-то… С ними ты не хочешь быстрее доиграть КВ, чтобы разойтись. Наоборот, ты не хочешь, чтобы день с этими людьми заканчивался. Тебе весело проводить с ними время. Даже если ты проиграешь — ничего страшного.

— Вы очень круто прогрессировали, но почему всё-таки не получилось дожать на мейджоре?

— Мы много тренировались, сильно старались, хотели победить на AniMajor, но нас остановила сначала PSG.LGD, потом EG. Скажу честно, я реально выдохся. Я первый раз в жизни немножко устал играть турнир. Мы сыграли максимальное количество игр в Wild Card, в группе, а потом ещё и в плей-офф. Мы хорошо сыграли, но PSG.LGD…

В общем, мы все под конец немного устали. Просто сезон ещё был тяжелый для моих ребят, даже больше в моральном плане, но следующий будет точно гораздо мощнее. Там можно будет пройти на TI через турниры, а не отборочные.

— Ты сильно переживаешь поражения?

— Зависит от того, с кем проигрываешь, кому, как и когда. Очень много факторов. Поражения будут всегда, их не избежать, но с ними нужно справляться. Вроде я этому научился.

— Как-то на стриме Nix говорил, что ты часто во всём винишь себя. Это всё ещё так?

— Да, у меня есть такая болезнь. Я частенько себя виню.

— Не кажется ли тебе, что у тебя синдром самозванца?

— Хм. Я пошёл гуглить.

— Ну это когда несмотря на свою компетентность ты не считаешь себя успешным, винишь самого себя, либо говоришь, что тебе просто повезло. Не получаешь удовольствие от своего успеха, в общем.

— «Это не страх неудачи, а, скорее, ощущение, что что-то сошло тебе с рук, и скоро это обнаружится». Это я читаю про синдром самозванца…

Да, наверное у меня он есть. Например, когда заканчивается важная игра, я думаю: «Вау, хорошо, что мы выиграли. Пронесло, едем дальше». У меня нет таких мыслей: «Да, мы выиграли подчистую, у них не было шансов». Я себя так никогда почему-то не чувствую.

Даже когда мы выиграли тот WESG с VP, я не поверил в это. Перед той победой не было проделано какой-то особо большой работы. Эмоционально она не принесла мне удовольствия. А чтобы его получить, я должен провести большую работу с командой, хорошо играть в моменте. Много факторов должно сложиться. У меня ещё ни разу такого не было за всю карьеру в «Доте». Надеюсь, что когда-нибудь будет.

— Переход в Nigma для тебя тоже не был достижением?

— Попасть в команду — это не достижение совсем. Выиграть что-то вместе — да. Но даже когда мы победим, я никогда не буду думать, что я молодец и *** [офигенный]. Для меня в первую очередь молодцы все в команде, потому что говорить так про себя бессмысленно, ведь выигрывают всегда пять человек.

— У тебя сейчас перерыв на про-сцене, да и в «Доте» ничего не происходит. Ждешь ли ты патч до TI и что хочешь в нём увидеть?

— Лично я от текущего патча совершенно не устал, но хочу, чтобы вернули героев, которые дерутся, а не качают крипов. Я бы хотел снова увидеть Сларка, Эмбера, Гирокоптера через Rocket Barrage. Сейчас в целом нормальный патч. Вот Pudge, например, входит в мету.

— Тебе нравится, куда сейчас движется СНГ-сцена?

— В целом да. В СНГ появляется много молодых хороших игроков. В Empire вот есть depressed kid, например. Думаю, эта смена поколений может что-то изменить в регионе. Потому что это новые люди, на которых не влияют старые игроки. Ну, точнее, если они с ними не играют, то на них не будут влиять.

Я бы на месте молодых не играл бы со старыми игроками, потому что они будут тянуть на дно. Таких людей много в СНГ. Можно, конечно, играть со старичками, у которых разносторонний взгляд на «Доту», но таких мало.

— Можешь привести примеры?

— Например, есть Лёха Solo. Ещё я считаю, что AWF неплохой игрок, хотя многие саппорты его считают плохим. На самом деле это не так. Он довольно прикольная «пятёрка», может хорошо играть.

— А как тебе в целом система DPC этого сезона?

— В целом мне нравится. Но если детальнее смотреть, то Virtus.pro, которая попала на TI, не забрала ни одной серии за два мейджора [VP обыграла Quincy Crew в плей-офф Singapore Major].

Я бы сделал так: если ты проходишь на мейджор с первого места, то ты на турнире должен обязательно выиграть N количество карт, чтобы захолдить эти очки. Если бы Valve такое сделала, было бы очень честно. А то получается, что команде достаточно занять дважды топ-1 в регионе, и она уже попадает на TI.

— Ты долгое время не хотел появляться на твитче, потому что говорил, что это снижает качество игры. Как так получилось, что ты в итоге начал стримить?

— Я понял, что в любом случае нужно развивать медийку. Она тебе помогает лучше играть в том плане, что ты становишься более социальным во время стрима. Ну и всем очевидно, что это какие-никакие деньги. Да и в целом мне весело проводить время с людьми: веселюсь и с хейтерами, и с теми, кто пишет тёплые слова. Люблю людей некоторых, а некоторых не люблю. Всё, собственно, логично! [смеётся]

— Для тебя это дополнительный способ заработка или просто хобби, которое доставляет удовольствие?

— Стриминг, конечно, доставляет удовольствие, но редко. Просто люди очень часто пишут всякие глупости, и иногда просто устаёшь читать это, а не замечать или пропускать очень сложно.

— А ты помимо «Доты» во что-нибудь ещё играешь?

— Я недавно прошёл Resident Evil Village и получил неимоверное удовольствие. Это был глоток свежего воздуха в моей жизни. Очень люблю атмосферные хорроры. Ещё очень хочу пройти Sekiro: Shadows Die Twice и It Takes Two.

— А как от стриминга «Доты» ты перешёл к оценке стримерш?

— Полина, ну что за вопросы! [Смеётся] Меня просто Саня Nix пригласил на стрим, и там мы выбирали мне жену, ну или девушку. Он выбирал со мной стримершу. Так и началось. Frukt0zka просто весело отреагировала, вот и всё.

— Как ты относился к тому, что вас все шипперили, да и вообще ко всем этим сообщения в чате твитча?

— Конечно, как к рофлу. Это же весело.

— Ну и что у вас потом было?

— Мы чуть-чуть пообщались, и всё. Потом не было никакого общения, это не вышло за рамки стримов — просто разошлись и разошлись. Рофлы уже прошли.

— Жаль, а всё так красиво начиналось… Кстати, очень многие игроки за последний год ушли в стриминг: Daxak, Nix, MagicaL… Как думаешь, они ещё могут камбэкнуть на про-сцену? И почему киберспортсмены всё чаще остаются стримить?

— Мне кажется, что чем больше ты стримишь, тем меньше у тебя шанс камбэкнуть. Если ты стримишь, то раскрываешься как человек: прекращаешь быть токсичным и становишься нормальным. А когда ты играешь на профессиональной сцене, ты постоянно борешься со своими эмоциями. Это тяжёло, даже если ты спокойный. Даже если люди говорят, что у них нет эмоциональных качелей, они всё равно у них есть. Они бывают у всех — все нервничают, играя в «Доту». Просто кто-то сильнее ментально, а кто-то слабее.

Ещё людям, которые уходят в стриминг, надоело быть без результатов, потому что это тяжело морально. Вот представь, каково было бы тебе: ты играешь в «Доту» сутками, годами, и ничего не добиваешься, а тут тебе предлагают постримить за $5 тыс. в месяц минимум, если у тебя больше 3 тыс. зрителей. Откажешься? Вряд ли.

— А ты думал о том, чтобы полноценно уйти в стриминг?

— Да. До того, как меня позвали в Nigma, я уже задумывался об этом. Если я через какое-то время никому не буду нужен в «Доте» и стану плохо играть, то скорее всего пойду в стриминг.

— Можешь ли ты назвать себя тир-1 игроком?

— Нет. Я могу играть на высоком уровне, но не считаю себя тир-1 игроком, потому что я не на TI. Чтобы быть хорошим игроком, нужно просто играть в «Доту» на энергии, и быть в диком моменте, контролировать всех героев на карте. Ну а если в команде каждый сможет это делать, то вы будете побеждать.

Автор: Полина Машина

ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО

ИСТОЧНИКEscorenews.com
Предыдущая статьяВладислав Демешко о IeSF World Championship 2021: буду играть в свой футбол, с владением и финтами
Следующая статьяPetr1k оценил шансы СНГ команд попасть на мейджор по CS:GO
0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии