Домой Дайджест Что не так с Valorant в СНГ и как с этим бороться?...

Что не так с Valorant в СНГ и как с этим бороться? Интервью с тренером NAVI

40

VOKA League продолжает свое шествие по дисциплинам, и на этот раз мы следим за турниром по Valorant, LAN-финал которого пройдет пятого сентября. После ее релиза прошло больше года, однако отклик в сердцах многих игроков и зрителей в СНГ игра до сих пор ищет: турниров проходит немного, аудитория русскоязычных стримов исчисляется парой сотен человек, да и количество СНГ-организаций оставляет желать лучшего.

На этом фоне в июне 2021 года киберспортивный клуб NAVI открыл подразделение по Valorant. Спустя месяц состав с двумя белорусами (Артуром Кюршиным и Дмитрием Смарцеловым) был укомплектован. В него вошли:

● Кирилл Cloud Нехожин;

● Артур 7ssk7 Кюршин;

● Владислав arch Свистов;

● Денис dinkzj Ткачев;

● Михаил Duno Фокин;

● Дмитрий SmartSeven Смарцелов (тренер);

● Ник Dracon Андреев (аналитик);

● Владислав TheVs Мороз (менеджер).

«Игра крайне популярна в Северной Америке, стремительно растет в Европе и Азии, но в СНГ темпы довольно низкие», — считает тренер состава NAVI по Valorant Дмитрий Смарцелов. Поговорили со SmartSeven о проблемах Valorant в СНГ, способах развития сцены, сходстве с другими дисциплинами и постарались выяснить, как привлекать аудиторию в игру и на трансляции.

— Ты наиграл больше 13 тысяч часов в Dota 2, CS:GO и PUBG. Почему в итоге оказался в Valorant?

— Перед Valorant я долго играл в PUBG, а там очень сложная киберспортивная экосистема. Чтобы попасть на тир-1-уровень или найти организацию, тебе нужно либо быть чьим-то хорошим знакомым, либо зарекомендовать себя как игрока с максимально нереальным скилом: например, выиграть сходу какой-то турнир. В Valorant, кстати, сейчас практически то же самое, но в PUBG такая ситуация была спустя два года после релиза, и проходной уровень был гораздо выше. Сейчас Valorant — новая игра, а в них уровень входа на профессиональный уровень всегда ниже. Все всегда начинают с нуля, кроме людей, у которых уже есть какая-то аудитория, есть фанаты, которые смотрят. Но если в целом говорить про киберспортивную составляющую, то все играют со всеми и начинают с одной точки. На этом моменте большой шанс войти в игру и стать хотя бы тир-3-игроком, а в скорой перспективе и тир-1, потому что конкуренция все еще низкая.

— Есть ли риск, что Valorant постигнет такая же участь, как и PUBG в СНГ: тир-2-3- сцены не будет, а на плаву будут держаться только несколько топовых команд? С релиза шутера от Riot прошло чуть больше года, а киберспортивная сцена в СНГ развивается очень медленно.

— Да, такой риск есть, но пока этого ничто не предвещает. Если говорить про PUBG, два года назад его в СНГ смотрело десять тысяч человек, сейчас – пять тысяч, грубо говоря. В Valorant все по чуть-чуть развивает сцену. Например, создали какой-то крупный турнир, европейские, американские и СНГ зрители следят понемногу. Вошли NAVI в Valorant — фанаты команды по CS:GO и другим дисциплинам заходят на трансляцию посмотреть на состав по Valorant. Если полгода назад русскоязычную трансляцию по Valorant смотрело 1-2 тысячи человек, то сейчас эта цифра перевалила за пять тысяч. А когда, например, играли мы, то игру смотрело около семи тысяч человек. Если еще сравнивать с PUBG, то там сильно развит азиатский регион, а в Valorant три развитых региона: Северная Америка, Европа и Турция. То есть если в СНГ что-то не пойдет, со зрителями и просмотрами будет беда, Riot не захотят больше поддерживать СНГ-регион, то он просто привяжется к Турции или Европе. Поэтому здесь не будет проблемы, думаю.

— А для большего роста в СНГ чего не хватает? Может, более обширного русскоязычного каста, крупных турниров с призовыми или подписания составов крупными организациями, чтобы фанаты обращали больше внимания на дисциплину?

— Я бы сказал, что турниров не хватает очень сильно. Сейчас есть один важный турнир от Riot, который идет в течение года (VALORANT Champions Tour). Тут есть несколько стадий: Challengers, Masters, квалификации и так далее. Все эти стадии ведут к чемпионату мира. И получается, что на протяжении всего года ты к нему квалифицируешься. Это один важный турнир в год, к которому все готовятся и параллельно могут выиграть какие-то призовые только в квалификациях к итоговому чемпионату. Но если бы в дисциплину входили крупные турниры, организаторы по типу ESL., DreamHack, Blast и других даже с не крупными призовыми, то турниров было бы больше, участников и команд больше, соответственно зрители и студии подтянулись бы. Все это подняло бы сцену: у игроков и команд больше возможностей что-то выиграть, студии получили бы контент, а просто интересующиеся – зрелище.

— Это чем-то напоминает Dota 2 — есть главный турнир, от которого все зависит и на который все хотят попасть, и все остальное неважно, кроме пары мажоров в сезоне. Но в Dota 2 есть турниры не от Valve, где команды могут играть и что-то зарабатывать, а в Valorant даже этого нет, так?

— Сейчас — да. Но когда Valorant только вышла в свободный доступ для всех, WePlay проводили турнир на 50000$, на котором были все топовые организации. Организация Vitality тоже проводила свой турнир на 17000$. Но, скорее всего, они не показали желаемого результата по просмотрам, и в итоге за год ничего похожего больше не было.

— Когда Riot только запускали игру, ключ можно было получить только на трансляции у популярных стримеров. Тогда десятки тысяч человек сидели на стриме и хотели ключ, чтобы опробовать игру. Как считаешь, в чем была ошибка такого подхода и почему у Valorant не получилось удержать СНГ-аудиторию в игре?

— Просто у нас ребята очень любят реалистичные визуальные эффекты по типу «калаша», AWP и танка. Они себе говорят: «Я ни в какие анимешки играть не буду». По итогу что происходит: люди все равно вливаются, им становится интереснее и они понимают, что игра далека от аниме и никак с ним не связана. Это стереотип, который сформировался в головах жителей СНГ в какой-то промежуток времени и который со временем уйдет, я думаю.

— Но история популяризации Fortnite может с этим поспорить: ведь даже в таком суровом регионе как СНГ есть много почитателей игры. Другое дело, что в основном это люди околошкольного возраста, которые с каждым годом взрослеют, но все равно продолжают играть. В Valorant будет похожая тенденция? Ведь у молодого поколения нет таких стереотипов, и они гораздо спокойнее относятся к такой рисованной графике, нежели «старички».

— Конечно. Молодые люди и дети — это двигатель всего на свете, в том числе и игр. Поэтому Valorant нужно только привлекать аудиторию и как-то стимулировать детей, чтобы им было интересно играть. Например, теми же турнирами, но пока этого ничего нет. На том же VALORANT Champions Tour играть можно только с 16 лет. То есть какой-то разваливающий паренек 14 лет под ником Palka частенько сидит в топе ладдера, но на турнирах он не может участвовать. По-моему, это немного глупо. Сравнивая с тем же Fortnite — там люди в таком возрасте уже без проблем выступали на турнирах. Может быть, нужно организовывать отдельные турниры для детей, чтобы они соревновались с ровесниками, а потом их замечали организации. Даже если поднимать вопрос выплат призовых и разной документации — Fortnite почему-то может решить эту проблему, а Valorant — нет?..

— Возвращаясь к популярности Valorant: последнее время часто можно прочитать новости о том, что какие-то игроки CS:GO по разным причинам перешли в Valorant. И, соответственно, сходу начинают показывать результат. Как считаешь, это бустит дисциплину или только отпугивает новичков?

— Думаю, что это палка о двух концах. Уровень входа в игру всегда меняется. На закрытом бета-тесте уровень был один, и любой каэсер мог прийти и сказать: «Капец я батя!» А сейчас если любой каэсер, который не играл раньше в Valorant, зайдет в игру, то на адаптацию у него уйдет примерно три месяца, потом ему нужно поиграть на каких-то турнирах, и не факт, что после этого его кто-то заметит. У неймовых каэсеров, конечно, все немного проще будет: они быстрее адаптируются, их может подписать какая-то организация и там уже как пойдет. Но сейчас не факт, что это выгорит. Насколько я знаю, в Valorant переходят некоторые забаненные игроки, у них просто нет выбора. Я это понимаю, но все же Riot должны как-то за этим следить – и за этими людьми в особенности, потому что забанили их не просто так. По поводу неймовых игроков, которые переходят — им просто может надоесть игра, потому что за 10-15 тысяч игровых часов можно уже и остыть к дисциплине, они хотят смены обстановки и просто переходят играть во что-то новое.

— Про привлечение молодежи еще хочется вспомнить. Проходил турнир Red Bull Campus Clutch, в квалификациях на который играли студенты со всего мира. Тогда ты еще был в составе Platoon. Насколько я знаю, возникли проблемы с количеством команд на белорусских квалификациях и, следовательно, конкуренция получилась довольно низкая. Как думаешь, почему так вышло?

— В первую очередь сыграл недостаток популярности Valorant в стране. Если мы откроем vlr.gg и нажмем «Беларусь», то там еле-еле наберется человек 30 — это игроки, которые сыграли хотя бы один официальный матч. Думаю, что со временем ситуация может измениться благодаря турнирам от VOKA Gaming и БФК. Могу сказать с уверенностью, что какое-то движение все-таки есть, пусть и медленное. Если вспомнить тот же PUBG, белорусские квалификации на какой-то крупный турнир собрали четыре (!) команды! А в лобби 16 команд, то есть со всей страны собрали только четверть лобби. И это не в игре проблема, а в том, во что играют белорусы и что им нравится. Повторюсь, в Азии в PUBG люди играют десятками тысяч. Поэтому нужна популяризация дисциплины: больше турниров, больше рекламы, чтобы игра была постоянно перед глазами.

— Ты сказал, что локальные турниры смогу бустануть сцену. Как считаешь, в рамках Беларуси 3000BYN — это неплохой призовой для турнира по Valorant?

— Для такого количества команд — да, отлично. Если будет появляться больше команд, то призовой должен расти. В групповом этапе, я так понял, восемь команд, но интересно, сколько было на квалификациях. Мне кажется, что в CS:GO зарегистрировалось бы команд 30-40, а может и 60, не знаю. Но в Valorant, конечно, сейчас гораздо меньше. Если проходят несколько квалификаций подряд и команд не очень много, то в принципе проходят почти все, кто регистрировался. Но призовой фонд хороший, остается надеяться на внимание зрителей. Чем больше будут слышать об игре и чем больше интереса будут проявлять люди, тем больше и призовой станет. Это дело наживное. Все упирается в зрителей — если никто не будет смотреть, то как тогда отбивать деньги и отчитываться перед спонсорами? Надо работать с аудиторией.

— Давай немного о тебе. Ты начинал в Platoon, а сейчас ты тренер NAVI. Как они на тебя вышли и почему ты сел на позицию тренера?

— На момент, когда я закончил играть в Forze, я какое-то время был менеджером команды, смотрел праки, вливался в эту тему. Потом немного работал тренером в школе Forze, затем был тренером еще в нескольких спортивных организациях, а позже я узнал, что NAVI будут собирать состав и предложил себя на роль тренера, потому что у меня было достаточно опыта и я знал, что могу принести много интересного.

Я пересел на тренера, потому что на тот момент у меня была учеба и я понимал, что могу сильно пролететь в плане игры. А в качестве тренера я был уверен, что все успею и принесу много нового в игру. В итоге я окончил БНТУ (в дипломе написано, что я инженер в сфере обработки металла давлением). Даже поступил в магистратуру. И, как видишь, на тренерском слоте тоже все неплохо.

— Про релокейт пока не думал?

— На постоянную основу — нет. Мы были на буткемпе, есть несколько видео на канале NAVI, сыграли турнир и поехали по домам.

 По поводу смены роли: сейчас будет магистратура, но времени свободного времени будет уже больше, чем в бакалавриате. Не думаешь вернуться на роль игрока?

— Буду смотреть по ходу дела. Не скажу, что с карьерой игрока покончено или что буду только тренером. Я из тех людей, который ориентируется по ситуации и отталкиваться от этого. В киберспорте нельзя придерживаться слишком долгосрочного плана, потому что здесь очень быстро все меняется.

Мне нравится побеждать, и неважно, на какой я роли. Если я сделал свою работу и моя команда выиграла — мне это нравится. Для меня нет разницы, тащить клатчи и тренировать парней. Главное — это результат, и я просто стараюсь делать все от меня зависящее.

ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО

ИСТОЧНИКVOKA Gaming
Предыдущая статьяSmartSeven о Valorant в СНГ: просто у нас игроки очень любят реалистичные визуальные эффекты типо “калаша”
Следующая статьяZorka оказалась сильнее vezet на ESEA Main
0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии